Неделя как традиционная единица измерения времени

 

Удобное в пользовании и сросшееся с нашим сознанием исчисление времени по неделям не является исконно славянским. Вероятнее всего, это открытие вавилонской цивилизации, базирующееся на двух астрономических величинах. С одной стороны, на количестве планет, известных в то время землянам, а с другой — на ритме смены фаз Луны. Затем это открытие было заимствовано древними иудеями, а уже много позже вместе с христианством библейская легенда о семи днях творения была воспринята славянским миром.
 
Следует отметить, что неделя в целом и каждый ее день в отдельности вступают в сложные взаимоотношения с такими единицами измерения времени, как месяц и год. Каждый день недели самодостаточен, самоценен, наполнен своим мифологическим, космогоническим, культурологическим , социальным, психологическим и магическим содержанием. За каждым из них закрепились определенные превалирующие особенности, например, понедельник считается не совсем удачным днем. Но горизонты ассоциативного поля значительно расширяются, а характеристика многократно усложняется, как только мы попытаемся расширить систему координат конкретного дня в структуре и ритме лунных изменений и еще более масштабных годовых уточнений.
 
Прежде всего речь идет о расширении или предельном сужении поля социокультурных и сакрально-магических регламентаций. Все мы знаем, что в христианской традиции пятница является днем распятия Христа, но семантическое поле этого дня значительно усложняется и расширяется, как только речь заходит о пятнице, выпадающей на 13 число месяца, и уж совсем мистическим становится содержание данного хронотопа, когда пятница 13 числа совпадает с полнолунием.
 
Почти каждая неделя года включает в себя обрядовое содержание больших народных или христианских праздников. Их содержание непосредственно влияет на восприятие ее человеком и соответственно коррелирует его поведение. Так, одно дело Масленичная — разгульновеселая, шумная, песенная — неделя, в которой каждый день имел свою характеристику, был наполнен неповторимым содержанием (об этом будет отдельный разговор), и совершенно иным смыслом пополнялась последняя предпасхальная — Страстная — неделя. Целым рядом необычных ограничений отличается Русальная неделя, а также неделя между Иваном Купалой и Петром. А сколько всяких догадок таит в себе тот последний всплеск природного очарования — бабье лето (обычно неделя в последние дни сентября или в начале октября).
 
Вместе с целым рядом недель, который получил акцентированную смысловую нагрузку в традиционном народном календаре, восточные славяне с особым усердием почитают двадцать недель, составляющих цикл православной Пасхалии. Его структура состоит из двух равновеликих периодов, основу одного из которых составляют десять недель, предшествующих Пасхе, в состав другого также входят десять недель, следующих за Пасхой.
 
Эти два цикла отличаются своей эмоционально-психологической доминантой. Большую часть предпасхального периода образуют семь недель Великого поста. Они пронизаны идеей воздержания, страстотер-пия, отказа от пышных карнавальных пиршеств и игрищ.
 
Прямой противоположностью этому периоду является семинедельный послепасхальный период. Он полнится идеей жизнелюбия, торжества Добра над Злом, Жизни над Смертью. В основе его обрядовой канвы лежат события из жизни Иисуса Христа в его первые пятьдесят дней, последовавшие за Воскрешением.
 
Мы уже отмечали, что в структуре года и месяца есть промежутки времени, наделенные положительными чертами, а есть такие, к которым народное сознание относится с большой настороженностью. Подобная символико-содержательная неоднородность характерна и для структуры недельного исчисления времени. 
 
В результате такого влияния традиционные характеристики этих дней были значительно переосмыслены и уточнены. 

Значимые даты