Влияние солнца на формирование структуры народного календаря

 

Время и обряд

К сожалению, мы пока не в состоянии глубоко и всесторонне осмыслить и раскрыть нашим современникам всю глубину древнеславянского миросозерцания. Нам представляется, что доминировавшая в XX ст. этиологическая теория исключительно трудовой предопределенности содержательных аспектов каждого обряда и вторичной обусловленности природным состоянием  не в полной мере раскрывает всю палитру содержательных смыслов такого сложнейшего явления, как традиционный праздник.
 
Конечно же, главной идеей и календаря в целом, и каждого ритуально-обрядового комплекса в отдельности было улучшение благосостояния семьи, однако равновеликими по статусу социальной значимости были и такие обрядовые контексты, как желание продолжения рода, налаживание гармонии  с окружающим миром (растительным и животным, водной стихией, огнем). Однако, возможно, самой главной составляющей обрядов была практическая магия.
 
При этом следует отметить, что магия могла быть как индивидуальной, так семейной и коллективной (например, несколько женщин-вдов совершали ситуативный обряд вызывания дождя). Вспомните, как отзвуки этой магической практики сохранились даже в современном свадебном обряде. Во время заключительного обряда деления каравая все участники торжества подходят к молодоженам и высказывают свои пожелания в форме коллективной магии: «Желаем паре молодой дожить до свадьбы золотой».
 
Почему же мы не можем воспринимать гадания, которыми были переполнены народные праздники, как передачу соответствующего мысленного сигнала от одной жаждущей любви и продолжения рода души другой, союз с которой, очевидно, уже давно был предусмотрен Творцом мироздания? Чаще всего информационным каналом связи в гаданиях в древности выступала какая-либо водная артерия, например близлежащая река, лесной ручей или озеро. В древнейших мировоззренческих системах вода была естественной природной межой между миром живых и миром предков. Умерших предков перевозили в иной мир, на тот берег реки для захоронения. Следовательно, тот берег был своеобразным банком информации, в котором хранились сведения о судьбах живущих на Земле людей и даже тех поколений, которые еще придут на Землю в ближайшем будущем. Поэтому особенно часто молодые люди использовали в своих гаданиях венки из полевых цветов, которые пускались на воду, и по их поведению пытались предсказать будущую судьбу.
 
Нам представляется, что гадания в контексте праздников были одной из обязательных, равнозначащих составляющих и не исполнить их было нельзя. В других случаях они были блажью, простым любопытством. К этому источнику информации прибегали и тех случаях, когда обстоятельства становились невыносимыми и человеку хотелось узнать о том, скоро ли и какой будет развязка, чего еще предстояло ждать от своей судьбы.
 
Самым интригующим моментом в практике гаданий является то, что, по свидетельству очень многих информаторов, использовавших различные способы и варианты предсказаний, содержание информации, полученной во время магических сеансов, впоследствии подтверждалось целиком и полностью. Причем количество таких сообщений настолько велико, что у нас нет основании говорить о случайных coвпадениях. И вообще словосочетание «случайность, случайное совпадение» — это скорее критерий времени, а не оценки имеющегося состояния, это наши временное бессилие и непонимание некоторых взаимоотношений, которые обязательно позволили бы увидеть закономерный характер происходящего.
 

Диалог народной и христианской традиций в осмыслении времени

На границе первого и второго тысячелетий активная миссионерская деятельность византийских проповедников привела к тому, что правящая элита Киевской Руси постепенно оказалась подготовленной к принятию в качестве государственной стратегии духовно-нравственного развития общества ценностей восточного ответвления христианства. К тому времени оно являло собой развитую систему мировоззренческих представлений, упорядоченную историю формирования, а также разветвленную структуру и иерархию церковной жизнедеятельности.
 
Всесторонне взвесив систему ценностных ориентаций, степень строгости регламентирующих начал и характер храмовых богослужений, а также особенности этнического менталитета местного населения, князь Владимир отклонил предложения о принятии ислама, иудаизма и буддизма, отдав предпочтение христианской традиции в ее восточной -византийской версии.
 
Конечно же, процесс распространения христианства среди восточнославянских этносов не был простым и бесконфликтным. Даже косвенные свидетельства древнерусских летописей, жития и сочинения богословов, огромное сказочное наследие, многочисленные предания и легенды, волочебные песни указывают на то, что процесс мировоззренческой трансформации проходил в русле взаимного опровержения, недоверия, отчуждения. Однако время и характер славянской ментальности делали свое дело. Постепенно новое прижилось, пустило ростки, а потом превратилось в могучее дерево с разветвленной кроной. Однако все это стало возможным не потому, что древнее сознание наших предков перестроилось в одночасье, распрощавшись с многовековым наследием, скорее оно уплотнилось, потеснилось и, сохранив исходную первооснову, восприняло новацию, как того путника, который попросился переночевать, но, в конце концов, пообвыкся и прижился в чужой семье.
 
Понятно, что, придя со своим багажом социокультурных и духовно-нравственных ценностей и религиозных воззрений, христианство постепенно овладевало массовым сознанием. Возводились храмы, происходило оцерковление сначала населения городов, а потом уже и более мелких населенных пунктов. Однако, очевидно» самым сложным было внедрение в повседневную жизнь крестьян новых обрядов, нового понимания времени — календаря, провести вживление совершенно иной системы императивного обращения к окружающему миру с просьбой о помощи. На смену пантеону верховных божеств, разветвленной структуре покровителей всего сущего на Земле — духу поля, леса, дома, бани, хлева, воды, растений и т.д. и т.п. — пришла монотеистическая мировоззренческая традиция, суть ее составляло почитание одного Богочеловека — Иисуса Христа.
 
Толерантная восточнославянская ментальность приняла эту идею, но при этом за последующую тысячу лет умудрилась наполнить ее своим содержанием. Каждый из чужестранцев, пришедший вместе с христианством в статусе святого или великомученика, был адаптирован, по-своему осмыслен, осязаемо опредмечен и включен в систему древнего мировоззрения. Если к стихиям природы обращались с сакральным словом заговора, то носителем обращения к лику святых стала молитва.

Значимые даты